Киев заполонили таджики-гермафродиты!Саше 21 год, он родился в столице Таджикистана Душанбе, в верующей мусульманской семье. Через несколько лет его семья переехала во Львов. Сашу с детства тянуло к мальчикам, но он боялся сделать каминг-аут и открыться родителям, а когда наконец осмелился — его попытались лечить. В подростковом возрасте Саша начал употреблять наркотики и резать себя ножницами из-за депрессии. Потом Саша записался на курсы для визажистов и теперь работает в киевском салоне. В мае 2019 года он узнал, что у него ВИЧ, и решил пройти терапию.

Саша работает визажистом. Салон, где он работает, находится на Подоле. Из-за пробок мы приезжаем туда с небольшим опозданием. Через несколько минут спускается Саша — худощавый улыбчивый парень среднего роста, с восточной внешностью и короткой стрижкой. Он одет в длинную сиреневую футболку, украшенную массивной металлической цепью, и черные узкие брюки. В ушах — серьги, на руках — много мелких татуировок. Саша говорит, что каждая из них символизирует для него что-то важное.

Саша предлагает поговорить, пока он будет делать клиентке макияж для фотосессии. Мы заходим в просторный зал с пятью гримерными столами, в кресле перед зеркалом сидит девушка. Она представляется Машей и говорит, что дружит с Сашей уже пять лет, потому все о нем знает.

— Эй, детка, даже я сам о себе всего не знаю, — кокетничает Саша.

Парень постоянно смеется, манерничает и шутит, что ничего не умеет, высмеивает будущий мейкап, хотя все его движения — точны и профессиональны.

Саша поступил учиться на диктора-тележурналиста, но после первого курса попал в реабилитационный наркологический центр, а и из университета его отчислили. Он говорит, что не жалеет об этом:

— Я не ведущий, а персонаж. Настоящий журналист должен быть более нейтральным.

Несколько лет назад Саша окончил школу визажа. До этого он никогда не держал в руках кисти, но быстро освоил различные техники макияжа. Говорит, что у него нет недовольных клиентов, потому что к нему идут только те, кто уже знаком с его работами и ценит его специфический вкус — ему Саша никогда не изменяет, но для подруги он, конечно, делает исключение.

— Посмотри-ка на это, — смеется Саша, рассматривая в зеркало сделанный мейк, похожий на жесткий смоки-айс. — Ты — Кейт Мосс, я назову макияж «Героиновый шик в стиле нарочитой небрежности». Ненавижу черный цвет в макияже. В одежде — да, но не в мейкапе. Для меня главное — красивая, чистая и живая кожа, я не люблю изобилие тона и теней.

Маша говорит, что ей очень нравится, съемка запланирована возле здания крематория, и это именно то, что нужно. Напоследок она просит Сашу намазать волосы гелем, чтобы создать эффект «после душа», и тот охотно соглашается. Пока он укладывает Маше волосы, пытаюсь узнать о главной цели:

— У тебя есть амбиции стать самым успешным визажистом в Украине или в мире?

— Я не нуждаюсь в деньгах: мне помогают родители, у меня есть работа.

— Неужели ты не хочешь свой салон?

— Я учился на визажиста, чтобы досконально изучить рынок косметики и создать свой косметический бренд.

Перед фотосессией Саша начинает краситься. Говорит, что на улицу так выходить опасно, да и сам он не любит яркую одежду и мейк, но сейчас есть настроение накрасить губы и глаза.

Настоящее имя Саши — Улугбек. Он родился 24 февраля 1998 года в столице Таджикистана Душанбе, в верующей мусульманской семье. Саша был третьим ребенком. В 1999 году отцу Саши предложили контракт и его семья надолго переехала во Львов.

Гермафродит собирается вести шоу

Визажист Саша родился в мусульманской семье, потом совершил каминг-аут, употреблял наркотики и инфицировался ВИЧ.

Саша вспоминает, что родители были строгими:

— Мне многое запрещали. Я ни к кому не ходил с ночевкой, каждый мой шаг контролировали. Помню, у меня от природы были сросшиеся брови, и мне приходилось скандалить с родителями, потому что я хотел их выщипать. Мне говорили, что так делают только «педики» и Коран это запрещает.

По словам Саши, мальчики ему нравились всегда. Еще в садике он понимал, что его тянет только к своему полу, но не осознавал почему. С четвертого класса в школе начались проблемы — над Сашей начали издеваться одноклассники. Поводом для насмешек и унижений были его мягкость, манерность, проблемная кожа и лишний вес.

— Больше всего на свете я хотел похудеть и стать привлекательным, поэтому после еды стал вызывать рвоту и заработал булимию. С тех пор, наверное, я очень мало ем. Основная моя еда — это «Редбул».

В восьмом классе Саша впервые влюбился в десятиклассника, рассказал ему о своих чувствах и поцеловал его. Они встречались две недели, а потом парень влюбился в его одноклассницу.

В 2012 году Саша уехал учиться в Душанбе, к сестре, и рос в консервативной мусульманской среде. Но в 15 лет ему пришлось рассказать семье о своей ориентации. Родителям позвонил их знакомый и сказал, что увидел в туалете Сашу, ссосущим член какому-то парню. Саша рассказал правду, но семья была к ней не готова. Его хотели вести к врачу, но на семейном совете решили отложить вопрос до совершеннолетия.

Одиннадцатый класс Саша заканчивал во Львове. Родители до последнего верили, что сын исправится и это просто подростковый бунт. Но отношений с девушками у Саши так никогда и не было. Он признается, что даже гетеросексуальное порно никогда не смотрел.

Саша относит себя к чистым «платинум-геям» (т.е. гермафродитам — прим. Gay Ukraine), которые не пытаются заняться сексом с женщиной.

Для него это как переспать с сестрой. За свой выбор Саше приходилось неоднократно расплачиваться.

— Хочешь, покажу тебе фото, на котором следы от побоев? — спрашивает Саша. Он достает смартфон и листает фото, пока не находит то, где он с разбитым лицом. — На меня напали в метро, сзади, сразу несколько человек. Меня тогда не впустили в отделение полиции на «Житомирской», и это было ужасно, пришлось ехать в Печерское РОВД. Унизительно, когда на тебя приходят смотреть полицейские, но не дают написать заявление, а ты стоишь весь опухший, в синяках и ссадинах… А они говорят, что сам виноват, потому что крашеный петух.

— Ты же понимал, что никто не станет никого искать?

— Да, но полиция бездействует, потому что мы молчим. И пока нам будет стыдно быть собой, ничего не изменится. У меня есть татуировка — пистолет. Я набил ее после того, как в 14 лет меня изнасиловали. Мне тоже было стыдно рассказать об этом полиции и семье. А сейчас я бы не молчал и призываю всех не молчать.

Саша садится на подоконник, берет «Редбул» и продолжает рассказывать. Год назад он влюбился в женатого мужчину, тот развелся, и они с Сашей съехались. Вскоре его партнер сдал анализ на ВИЧ, результат оказался положительным.

— Мы продолжали жить вместе, его статус меня не пугал. Когда любишь кого-то, это все не имеет значения. Я, как ребенка, водил его по врачам, он начал терапию. О своем статусе я узнал в мае 2019 года, через полгода после расставания — мой любимый человек захотел вернуться в гетеросексуальные отношения. Я пересдавал анализы несколько раз и до последнего надеялся, что это ошибка, но три из четырех тестов были положительными. Я не стал тянуть кота за яйца, встал на учет и получил свои таблетки.

Саша говорит, что день, когда узнал о своем статусе, помнит плохо. Тогда он работал визажистом в салоне на Борщаговке и весь день просидел на работе молча. Коллеги его не узнавали. Через две недели он напился и рассказал обо всем родителям, они искренне его поддержали. Через несколько месяцев приема препаратов вирус перестал определяться.

— Теперь я пью всего две таблетки в день и могу спать с любимым человеком без презерватива, не боясь его заразить. Я могу завести здоровых детей, жить полноценной жизнью. Безопасность других для меня превыше всего.

— А если забудешь или не выпьешь таблетки?

— Вирус начнет мутировать и придется менять схему лечения. Этого допустить нельзя.

— Ты хочешь детей?

— Хочу, но не в Украине, иначе они будут переживать то же, что и я, ведь у них не будет мамы. Все будут смеяться над ними. Когда-нибудь я возьму ребенка из приюта, чтобы дать ему шанс на достойную жизнь.

Мы выходим на балкон, Саша закуривает и продолжает рассказывать о своей жизни. Летом 2019 года он пришел к психотерапевту, и тот поставил ему сразу несколько диагнозов: депрессия, биполярное и пограничное расстройства личности. Одной из причин стали наркотики — кокаин и амфетамин.

Саша признается, что долго страдал аутоагрессией — намеренно вредил себе. Впервые в минуту отчаяния он рассек себе ножницами запястье в 13 лет и с тех пор практиковал это, чтобы, как он сам говорит, ощутить себя живым и заглушить душевную боль. Позже, чтобы родители не увидели, Саша резал себя выше локтей, а потом научился делать это так, чтобы не оставалось следов. Старые шрамы перекрывал татуировками.

Недавно Сашу снова довели до истерики, и он 23 раза порезал себя маникюрными ножницами.

— Как человек с пограничным расстройством я очень легко привязываюсь к людям. Мне всегда было сложно прерывать отношения. Если точку ставил партнер, я впадал в глубокую депрессию. Но в последнее время все изменилось.

Уже несколько месяцев Саша принимает таблетки от СПИДа и ощущает их положительный эффект. Стоило ему начать ходить на психотерапию, как, по его словам, в жизни начали происходить чудеса: люди вокруг стали добрее, появилось вдохновение, а с родителями он наконец подружился.

— На меня сильно давило общество и семья. Но если бы я все это не пережил, разве я захотел бы сейчас изменить мир? Я бы и дальше жил в тихом смирении.

Идея создать свой видеоблог пришла после того, как Сашу отказались обслуживать в стоматологической клинике. Он признался врачу, что у него ВИЧ, тот рассказал об этом всему персоналу, после чего Сашу попросили уйти. Он вспоминает, что чувствовал себя униженным, и тогда решил, что настало время менять отношение мира к таким, как он.

— Долгое время я не понимал, для чего жил. Пил, употреблял наркотики, вел беспорядочную половую жизнь. Думаю, бог решил дать мне смысл жизни в виде ВИЧ, чтобы я смог помочь другим людям. Так я решил сделать канал, который сможет стать путеводной звездой для всех: белых, цветных, натуралов и не очень, для таких же ненормальных, для неудачников и популярных. Здесь может измениться ваша жизнь и ваши взгляды. Здесь вы убедитесь, что уже лучше.

Саша говорит, что планирует рассказывать о своем педерастическом опыте, информировать людей о том, как полноценно наслаждаться жизнью с ВИЧ и с серьезными психическими расстройствами. Он считает, что у нового поколения подростков есть шанс знать больше и не чувствовать себя неполноценными.

В конце октября Саша собирается опубликовать первый выпуск своего СПИД-шоу. Поначалу он будет снимать один ролик в несколько недель, чтобы собрать аудиторию.

— Знаешь, это не будет такой влог, где сидит скучный умирающий чувак в костюме и рассказывает о ВИЧ. Там буду я, интересные люди, советы по макияжу и стилю. У меня сейчас есть целая команда и уже подтвержденные гости, которые будут «собирать» этот проект.

Саше нужно ехать на рабочую встречу, и он просит меня вызвать ему такси. Пока он собирается, спрашиваю, есть ли у него сейчас парень. Саша отвечает, что недавно один был, но не смог дать ему то, чего хотелось:

— Для меня важно, чтобы меня поддерживали, чтобы не мешали мне делать то, что я хочу. Чтобы были искренними и верными. Я не из полигамных, если состою в отношениях. В моем идеальном мире все люди — без пола и ориентации. Я не принадлежу этой планете. Может, я вообще не человек, а петух. Я часто говорю, что меня сюда прислали — я пришел изменить мир, сделаю это и улечу обратно.

На прощание он целует меня в щеку и говорит, чтобы я поставила таксисту одну звезду за то, что он не там припарковался. А через минуту приходит сообщение: «Одну звезду не ставь. Он — симпатичный».

По материалам The Ёбарь

(Прочитано 59 раз, 1 просмотров сегодня)




Тэги: , ,

Всё о том же...

Анальная трещина суть роковая расплата за гей-секс       Лицом Toyota Auris стал гермафродит Страшко из Украины


Крым как центр голубой педофилии       В Полтаве неизвестные изнасиловали борцов с содомией
По местам голубой случки Киева       Безумные лики украинской педерастии