Расцвет гомосексуализма в РоссииГосдума России приняла в первом чтении закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Как обычно в последнее время, любая консервативная инициатива оправдывается некой «традицией». Но если бы думцы знали: истинная традиция Российской Империи – это как раз безудержный гомосексуальный разврат, содомский грех и повальное мужеложство!

Очень плохо, что в России совсем не изучают собственной истории ни креаклы, ни бюрократия. Обратимся к прекрасному исследованию американского историка Дана Хили «Гомосексуальное влечение в революционной России».

И пусть читателей не смущает название книги – Дан Хили в своей книге очень долго подбирается к самой революции. Он начинает описание гомосексуального беспредела в Российской Империи с середины XIX века, показывая, что педерастия, содомия и мужской анальный секс были обыденной частью жизни российского общества. А в 1917 году большевики лишь узаконили то, чему издревле массово предавались миллионы их сограждан.

Американский историк говорит, что бурный расцвет гомосексуализма в России был вызван крепостничеством. «Однополый секс между мужчинами отражал модель доминирования и подчинения», – пишет он. И если в сельской местности мужеложство оставалось скрытым от посторонних глаз в силу крестьянской религиозности, то в городах империи никто из педерастов не таился. Царскую охранку содомиты интересовали исключительно с политической точки зрения.

Дан Хили подробно описывает «Артель развратников» – гильдию профессиональных гомосексуалистов, практиковавшую однополый секс в больших городах империи.

«Артельщики» были в основном сосредоточены в банях, традиционном месте сбора гомосексуалистов царской России. Исследованиями этой «мужской гильдии» занимался в силу своих профессиональных обязанностей известный врач-венеролог Тарнавский. Он даже несколько идеализировал профессиональных гомосексуальных проституток: «Молодые банщики очень сообразительны, что сумели сделать бани местом хорошего заработка через задний проход. Ещё снисходительнее простой человек относится к предложению врождённых (малолетних) или старческих банщиков. Три четверти банщиков за деньги соглашаются быть активными педерастами, более половины — и пассивными тоже».

В мужской банной проституции доктор Тарнавский видел экономические причины, точнее – ужасающую бедность, толкавшую гетеросексуальных юношей и самых красивых мужчин из низших сословий к продаже своего тела — единственного, что они могли продать.

В книге Дана Хили «Гомосексуальное влечение в революционной России» также приводится множество полицейских отчётов 1870-90-х годов, вот некоторые выдержки из них:

Расцвет гомосексуализма в России

«Василий Иванов, банщик 17-ти лет, рассказал, что пошёл работать в баню, где уже трудился крестьянин из его родной деревни. Здесь его земляки вовлекли в практику сексуального обслуживания клиентов. Сам Иванов объяснял: «Ляжет со мной мужик, как с женщиной, но только в задний проход».

«Пётр Мамаев из Москвы: «Я уже восьми лет занимался мужеложством с разными лицами, мне незнакомыми. Выйдешь на бульвар, разговоришь, сделаешь с ним дело».

Центром продажной голубой любви в Москве было вплоть до 1930-х Бульварное кольцо. В пятницу и субботу тут одновременно собиралось до 300-400 мужских проституток на утеху педерастам России. Самыми главными были Никитский бульвар и Никитские ворота.

Мужчина-проститутка Т.П., лечившийся в 1927-м у врача Белоусова, указывал, что «на бульварах он в общей сложности знал до 5 тысяч гомосексуальных проституток».

Расцвет гомосексуализма в России

В Петербурге таким местом был Невский проспект и особенно Пассаж, а здешние пассивные педерасты, платившие активам за любовь, получили прозвище «тётки».

«По воскресеньям зимой тётки гуляют в Пассаже в верхней галерее, когда утром приходят кадеты и воспитанники, около 6 вечера – солдаты и мальчишки-подмастерья. Любимым местом сбора тёток служат катки, куда они приходят высматривать молодых людей, коих затем приглашают в кондитерские или на дом. По средам тётки высших слоёв посещают балет в Мариинском театре, по субботам – ресторан Димы Палкина».

Центр Питера буквально кишел гомосексуалистами-беспредельщиками. В 1908 году журналист Руадзе гневно писал в репортаже:

«Жадная хищная толпа педерастов направляется на Невский проспект. Главная квартира переносится на Невский и в Кафэ дэ Пари. Эта излюбленная улицей кофейня в подвале Пассажа есть действительная содомская клоака, мрачная, обгаженная и отвратительная. Дневная биржа живого педерастского товара продолжается вплоть до закрытия Пассажа, а затем стаями содомиты отходят к Фонтанке. С 8 вечера и до 12 на Фонтанке образуется некий род гуляний гомосексуальных Фрин, причём самых неимущих и ободранных, более оперившиеся отправляются в Таврический сад».

Прим. автора: Фрины и Аспазии – ещё одно прозвище педерастов-проститутов Питера.

Такая же гомосексуальная биржа, но рангом повыше, существовала в Зоологическом саду, куда за тёткиными деньгами приходили, солдаты, казаки, юнкера, гимназисты и т.д. За ночь пассивная тётка платила по 3-5 рублей, что в Российской империи было весьма недурно.

В обеих столицах России у гомосексуалистов сложилась устойчивая субкультура (или как её тогда называли «мирок») – жесты, выделявшие своих; жаргон; особая одежда; театральные пристрастия, и т.д.

Жёлтая пресса в те времена писала: «Вы можете легко узнать гомосексуалиста или педераста – по ярко-красным галстукам, это род гомосексуальной униформы, у некоторых из кармана торчит и ярко-красный платок». Не зазорным считалось пользоваться и косметикой: «графинюшки» (женоподобные педерасты) по вечерам появлялись на улице в пудре и с алыми накрашенными губами, зазывавшими к минету. Активных гомосексуалистов было принято называть «женоненавистники», особенно много их было в матросской среде. Среди педерастов Российской Импении в моде была не только маскулинность, культ военной формы, но и пренебрежительное отношение к женщинам.

Расцвет гомосексуализма в России

В обеих столицах империи в начале ХХ века постепенно подходили и к гомосексуальным гражданским союзам. Причём эти союзы не вызывали отторжения даже в пролетарской среде. В исследовании «Психология пола» (1909 год) психиатр Павел Иванович Ковалевский описал быт такой гомосексуальной пары петербургских рабочих, социал-демократов:

«Они заключили между собой формальный договор, в котором каждый клялся один другому верности до гроба, и присваивали себе взаимно названия мужа и жены. Они занимали одну комнату и ночью спали в одной постели».

Высшие классы не только заключали гомосексуальные гражданские браки, но и закатывали шикарные балы для своих собратьев. Иной раз такой бал мог собирать до 200-250 человек. За время гулянки выпивалось до 500 бутылок дорогого французского вина. Вот описание финальной сцены гомосексуального бала одного питерского репортёра тех лет:

«После ужина началась страшная, возмутительная оргия. Мужчины-дамы разделись догола и в таком виде продолжали танцы. На роскошной турецкой мебели виднелись в полутьме пьяные тётки, которые сидели друг у друга на коленях, щупали друг друга за члены и при этом онанировали. Тут же лежал голым один из гостей по прозвищу Нана, и перед ним – несколько мужчин, целующих и щупающих его. Оргия продолжалась до утра, после чего все разъехались со своими мужчинами-дамами (домой или в бани). Прислуги на таких балах не стесняются, поскольку она из своих».

Расцвет гомосексуализма в России

Гомосексуальные балы продолжали закатываться и при наступлении советской власти. Знаменитый врач-психиатр Владимир Михайлович Бехтерев, который попытался лечить извращенцев-гомосексуалистов среди большевиков, приводил в 1921 году слова одного из своих пациентов, красного матроса, бойца революции: «Вечеринка была на квартире милиционера, командира сводного отряда. Участвовало 95 человек. Мы собирались обычно 2 раза в месяц».

Другой, красноармеец Б., большевик с многолетним стажем, описывал гомосексуальную свадьбу в Советской России, переросшую в голубую оргию: «Когда я пришёл с Х., из комнаты в коридор вышли «молодые» – невестой был одет С., женихом был Ш. Сзади шли многие мужчины, одетые в женские платья. Благословляли их хлебом-солью. Потом все целовались и танцевали, а после перешли к совокуплению».

Другой красный матрос пояснял Бехтереву: «Во время вечеринок устраивалась «летучая почта», и я получал записки следующего содержания: «Вы мне нравитесь», или «Желаю с вами познакомиться». Владимир Михайлович Бехтерев отмечает, что особенно сильно педерастией были поражены петроградские матросы. В записках психиатра постоянно встречаются его пациенты – «командир миноносца», «матрос с Авроры», «военмор с Камы» и т.п.

Октябрьская революция 1917 года посчитала гомосексуалистов «угнетённой царизмом прослойкой», и то, что в прежние десятилетия существовало де-факто и почти не преследовалось полицией (от гомосексуальных оргий до однополых свадеб), советская власть узаконила де-юре.

Дан Хили в книге ссылается на множество судебных процессов, шедших с 1935 (год начала активного уголовного преследования гомосексуалистов) по 1941 год. И во множестве случаев подсудимые описывают, как жили в гомосексуальных браках. Вот один из типичных рассказов: «Летом 1924 года желания мои сбылись. Я встретил человека, который отвечал абсолютно всем моим запросам. Мы полюбили друг друга и стали жить вместе».

Интересно, что сама инициатива отмены антигомосексуального законодательства принадлежала не большевикам, а кадетам и анархистам. Тем не менее после Октябрьской революции соответствующие его статьи также утратили силу. В уголовных кодексах РСФСР 1922 и 1926 годов гомосексуализм не упоминается. Советская власть очень гордилась прогрессивностью своего законодательства. На Копенгагенском конгрессе Всемирной лиги сексуальных реформ (1928) оно даже ставилось в пример другим странам.

Расцвет гомосексуализма в России

Однако формальная декриминализация педерастии не означала полную легализацию «мужской любви». Осенью 1922 года, уже после опубликования нового уголовного кодекса, в Петрограде состоялся громкий процесс над группой военных моряков, собиравшихся на частной квартире! В качестве эксперта обвинения выступал упоминавшийся выше В.М.Бехтерев. Позиция советской медицины и юриспруденции в 1920-е годы сводилась к тому, что гомосексуализм не преступление, а тяжелая и неизлечимая болезнь.

Репрессиям однополая любовь стала подвергаться в советской стране с осени 1933 года. Началось все 15 сентября, когда была проведена первая облава на лиц, подозреваемых в мужеложстве, в результате которой арестовали 130 педерастов. Заместитель председателя ОГПУ Генрих Ягода сообщил Иосифу Сталину о раскрытии в обеих столицах контрреволюционного заговора «сообщества педерастов».

Однако великая чистка началась после убийства Кирова. Тогда в городе на Неве зв одну ночь арестовали всех педерастов. Не тронули только артистов балета, поскольку в труппе все были голубыми, а оставлять Ленинград без балета было бы стыдно перед Европой.

В 1930—1980-х годах по уголовной статье «Мужеложство» ежегодно отправлялись в тюрьмы и лагеря тысячи гомосексуалистов. Всего по 121 статье до ее отмены Верховным Советом России прошли, по данным Минюста, примерно 160 тыс. человек.

По иронии судьбы, самым известным деятелем, осужденным по этой статье, оказался глава НКВД Николай Ежов (в обвинительном заключении было сказано, что Ежов совершал акты мужеложества, «действуя в антисоветских и корыстных целях»).

(Прочитано 560 раз, 1 просмотров сегодня)




Тэги: , , , , ,

Всё о том же...

В России требуют закрыть facebook за содомию и вернуть уголовную ответственность за мужеложство       Родители радуйтесь  из вашего сына вырастет отличный содомит