Секс-меньшинства СНГ обожают СимеизНеприметный южнобережный поселок каждое лето превращается в гей-столицу Украины. Приверженцы однополой любви съезжаются в Симеиз со всех концов бывшего СССР. Геи и лесбиянки загорают голышом на камнях «дикого» пляжа, заводят курортные романы, находят спутников жизни… Крымские «натуралы» выяснили, как живет гей-курорт, и чем летний Симеиз отличается от соседних поселков.

Ночная жизнь: мужчины в стрингах и на каблуках

«От них же пахнет женскими духами! Андрей, мне страшно!» – Юра, похожий на медведя, улыбается, но улыбка у него нервная. В «Ежах», самом известном гей-клубе Симеиза собирается публика. Вокруг нас – четыре столика, за каждым – парочка. Парочка парней.

Они словно клонированные: стройные, коротко стриженные, примерно одного возраста – от 25 до 35 лет. Пьют вино, общаются, улыбаются друг другу. Впереди – жаркая июльская ночь, кто-то наверное встретит здесь, за деревянным столиком под пушистыми кедрами, партнера для яркого курортного романа.

«Бывает, познакомятся, а потом две недели ходят сюда за ручку, танцуют вместе. Любовь…» – обтянутый розовой рубашкой охранник «Ежей» с надписью «Николя» на бейджике и ежиком густо смазанных гелем волос подпирает спиной один из кедров и делится со мной наблюдениями.

«Одинокий мужчина в самом соку…» – гремит из динамиков, десяток парней в блестящем и обтягивающем топчутся на танцполе. Один стянул футболку, обнажив худенький торс, и при последних аккордах виснет на шее партнера, прижимаясь к нему всем телом.

«Я здесь на всякое насмотрелся: целуются, лапают друг друга, – изливает душу Николай. – Некоторые приходят в шлепанцах, а в сумке – туфли на высоком каб­луке. Потом переобуваются – и в таком виде танцуют. Могут и раздеться до стрингов, а вот если трусы снимают – мы уже просим вести себя прилично. Чтобы в туалете запирались – такого нет. Рядом темный парк – если кому хочется быстрого секса, идут туда или на пляж».

«Ежи» вмещают около 300 человек. Сегодня свободных столиков нет – около часа ночи начнется шоу геев-трансвеститов, и курортники без проблем платят 50 гривен за вход. Такие уж в Симеизе курортники.

Хотя днем на поселковом пляже все выглядит очень прилично – обычные разнополые парочки, семьи с детьми.
«Наших клиентов днем в поселке не увидишь – они ночью „отрываются“, а днем спят, – объясняет Николя. – „Жара“ здесь начинается после часа ночи, а вообще клуб работает до пяти».

«Андрей, они целуются! Боже, лучше бы я этого не видел!» – Юра тычет пальцем куда-то мне за спину. Разворачиваюсь: за соседним столом двое мужиков под сорок орудуют языками во ртах друг у друга. Глаза закрыты, на лицах – кайф. Один из влюбленных мацает второго за волосатую ляжку, торчащую из красных шортов.

«Меня сначала тоже шокировало, – улыбается охранник. – Потом привык. И всем коллегам приходится привыкать. У нас здесь только натуралы работают – такая политика у хозяина. Хотя официантам приходится „косить“ под геев – одежда, прически… Если все „стильненько“ и вообще официант „няшка“ – значит, можно рассчитывать на хорошие чаевые. Наши ребята даже имена меняют: если Колян, значит на бейджике будет написано „Николя“. Клиентам такое нравится. А вот от официанток-девушек мужские пары часто отказываются – просят, чтобы парень обслуживал».

Мужчины-геи – основа клиентуры «Ежей», по подсчетам Николая – около 70 процентов посетителей. Остальные 30 процентов – это девушки-лесби и люди традиционной ориентации, которые приходят за экзотикой – поглазеть на «гомиков». Плюс еще куротники, которые заходят по ошибке – если не знать, ни за что не догадаешься, что крымские «Ежики» – самый известный гей-клуб Крыма.



Известная харьковская травести дива Жанна Агузарова летом работает только в «Ежах»

«Сюда многие приезжают каждый год, даже по два раза за лето: один раз в июне или июле – надолго, недели на две, а второй раз – в августе, на день рождения клуба. В Симеизе это главное событие года», – рассказывает охранник.

Недалеко за столом – любопытная пара. Похожий на Вуди Аллена мужчина за пятьдесят – в очках, рубашке в неброскую клеточку – и паренек не старше 20 лет. Младший пьет какой-то невообразимый коктейль: смесь всех цветов радуги в высоченном бокале со спиральной розовой трубочкой. «Вуди Аллен» смотрит на него через очки как кошка на мышь.

«Есть ребята, которые специально приходят сюда „сниматься“, – комментирует Николя. – Это не проституция, конечно, просто они рассчитывают получить за секс подарок в какой-то форме. Таких девушек полно в любом ночном клубе, так что мы не исключение».

Кстати, женщин-лесбиянок в Симеизе гораздо меньше. «Пару раз за лето бывают „наплывы“, когда приезжает сразу много. Фес­тивали проводят, что ли… А вообще нас кормят геи», – делится Николай. По его словам, гомосексуалисты часто бывают щедрыми, могут оставить на чай 200–300 гривен. А работа для охранников несложная.

«Здесь гораздо спокойнее, чем в обычном клубе. Драк не бывает – контингент миролюбивый. Иногда конечно, кто-то напьется, начинает буянить. Просим вый­ти – никто не сопротивляется. ВДВ-шников здесь нет… Так что если бы у меня была взрослая дочка, я бы ее только сюда отпус­кал танцевать. Во‑первых, здесь спокойно, во‑вторых – приставать не будут», – смеется охранник.

«Потому что ты гей… Жаль, что твой василек от моей василисы далек», – поет женский голос, а на танцполе – не протолкнуться. Эта песня – что-то вроде нового гимна гей-движения, и посетители «Ежей» энергично виляют задами, скользя друг по другу масляными взглядами. Мы пробираемся к выходу – уже почти час ночи, и неаппетитные для обычного человека картинки «голубой любви» успели нам надоесть.

Курорт днем: «голубизна» почти не видна

Если не знаешь, что Симеиз гей-курорт, днем догадаться об этом почти невозможно. Наш автомобиль пробирается мимо палаток с прохладительными напитками и фруктами, ларьков с хот-догами, беляшами и чебуреками. По тротуарам шагают парочки с детьми, женщины в возрасте – обычные курортники. Небывалой красоты вид на горы, бирюзово‑синее море. Воздух свеж, пахнет хвоей и морской солью. Геи – ау! Вы вообще здесь есть?

Найти гей-пляж оказалось непросто: ни тебе указателей, ни информационных табличек. Решаем спросить у мужчины лет сорока. Он сидит на парапете и обедает кефиром с булочкой. На голове забавная стрижка-хохолок, в ухе серьга, движения мягкие и пластичные. Точно гей! Но, оказывается, мы ошиблись.

Впрочем, дорогу к гей-пляжу любитель кефира знает и даже сам живет неподалеку. Наш проводник оказался художником из Львова. Миша Дубик в Симеизе отдыхает семь лет подряд. Продает здесь ювелирные изделия собственного производства. «Меня часто путают с геем. Я привык. Это творческая тусовка – ко мне и во Львове часто подходят ребята с нетрадиционной ориентацией, пытаются познакомиться».

В Симеизе Миша живет в небольшом гроте прямо над «Голым пляжем» или «Лебединым крылом» – так местные жители называют пляж, на котором отдыхают нудисты и геи. Возле жилища художника палатка Василисы Моисенко. На отдых она приехала из Минска с сыном Алексеем. В Симеизе впервые. «Мы никаких неудобств из-за соседства с геями не испытываем. Нас не трогают. Правда, был один здесь странный мужичок – я так и не поняла, гей он или нет. То Лешку (сыну Василисы на вид лет 16–17) в магазин приглашал, то меня».

Нудисты, геи и геи-нудисты

Геям непросто. Это становится понятно, когда спускаешься по крутой и опасной тропе к их «пляжу» – огромным камням у подножия скалы Кошка. На камнях отдыхают десятки парней. Одна парочка расположилась в теньке под большим камнем. Они не похожи на стереотипных геев: сережек в ушах нет, обычные мужские прически, на лицах «курортная» небритость. Но что-то все же выдает в них гомосексуалистов. Может, то, что один из них нежно обнимает другого за ногу, а голову положил на бедро товарища? Ребята охотно идут на контакт. Оказывается, передо мной два Андрея. Они приехали в Крым из Москвы и Тулы. Роман между ними завязался уже в Симеизе. Знали бы вы, как неловко общаться с двумя обнимающимися мужиками!

«В Симеизе мы оба впервые, – начинает разговор тот Андрей, что из Москвы. – Здесь и познакомились. У меня есть парень в Москве, с которым мы живем вместе. Но здешняя атмосфера курорта толкает на романтические приключения».

«Я тоже не жалею, что приехал сюда, – подхватывает тульский Андрей, которого дома тоже ждет спутник жизни. – Хорошее место. Скалы, море, свежий воздух – что еще нужно для отдыха и романтики?»

В нескольких десятках метров отдыхает другая пара. Здесь уже мужчины постарше. Им чуть за тридцать. Разговаривать со мной согласился лишь один из них, Николай. Попросил не фотографировать его – дома он успешный человек, порядочный семьянин, отец двух детей. Жена о его ориентации знает. Вместе живут ради детей. Уже шестой год отпуск Николай проводит в Симеизе: «Это хорошее место для таких людей, как я. Здесь могу не скрываться. У меня уже множество знакомых, с которыми мы здесь отдыхаем каждый год. В Симеизе просто чувствуется свобода! Уникальное в своем роде место».

Что-то есть в этих словах. Ощущение свободы здесь действительно витает в воздухе. Вы не подумайте, я вовсе не захотел менять ориентацию! Но чувствуешь в Симеизе себя как-то более раскованно. Я противник однополых отношений. Но то, что в Крыму есть подобное место, мне кажется интересным. Наш маленький Амстердам. Приятно, что, как и в специфической столице Голландии, высокая концентрация неформалов не мешает Симеизу быть отличным местом для отдыха бабушек с внуками или семейных пар с детьми.

История гей-курорта

Вряд ли промышленник Иван Акимович Мальцов в 1828 году, закладывая основание своего имения «Симеиз», догадывался, что строит будущий гей-курорт. Тогда и слов‑то таких еще не было. Огромная территория на побережье Черного моря была занята его усадьбой, виноградниками и фруктовыми садами. В начале XX века «дачи» здесь были уже у множества аристократов. Поселок стал престижным буржуазным курортом, на котором лечились от туберкулеза.

В 50‑е годы прошлого века, уже в разгар власти Советов, побережье облюбовали нудисты. Пляж, точнее скальное место у подножия горы Кошка, которое местные жители называют «Лебединое крыло» – им подходил отлично. Местность трудно проходимая и скрыта от посторонних глаз. По словам старожилов, отдыхающие нетрадиционной ориентации в поселке в большом количестве впервые были замечены в середине 70‑х.

Нудистский пляж они облюбовали по тем же причинам – уединенность, отсутствие посторонних. Симеиз поначалу принял геев недружелюбно. Местные жители регулярно собирались «бить приезжим морды». Но хотя в СССР за однополые отношения уголовно преследовали, за «нетрадиционно ориентированных» вступилась местная милиция. С тех пор поселок стал настоящей Меккой гей-туризма.

Курорт – «голубой», цены – обычные

Ориентация курортников на цены практически не влияет. Отдых в Симеизе стоит примерно столько же, как и в соседних поселках ЮБК.

Те, кто привык к спартанским условиям, могут найти ночлег за 150–200 гривен в сутки. Комфортную однокомнатную квартирку или номер в мини-гостинице в сезон можно снять за 500 гривен. «Курортные» цены и на продукты. Например, полтора литра «Моршинской» обойдутся вам в 15 гривен, хот-дог стоит 18 гривен, а гамбургер обошейдется в 25. И это на приличном расстоянии от пляжа. А вот ужин в кафе на двоих (без спиртного) будет стоить около 200 гривен – для южнобережного курорта цена вполне вменяемая.

Не колючие «Ежи»

Голубые и лесбиянки облюбовали «Ежи» практически с момента его открытия в 1994 году. О здешних вечеринках и их размахе ходят легенды.

Самым главным событием лета в Симеизе уже давно считается «День рождения „Ежей“». 10 августа сюда съезжаются геи со всего постсоветского пространства. Примечательно, что владелец «Ежей» Михаил Рустамян – натурал. Такой популярности своего заведения среди туристов с нетрадиционной ориентацией сначала был очень удивлен, потом привык.

«Я не знаю, почему они выбрали именно наше кафе, – рассказал Рустамян. – Мы ведь до сих пор не гей-бар, а обычное кафе для всех. Часто общаясь с этими людьми, я понял, что они любят тихие и уютные места, где можно чувствовать себя спокойно, безопасно. «Ежи» оказались одним из таких мест. Наши вечеринки принципиально не отличаются от тех, что проходят в других кафе, барах или дискотеках. Есть шоу-программа: танцы, музыка, песни. Стриптиз только топлес и не больше. Есть девочка, которая танцует, но большей популярностью все же пользуется мальчик. Геи очень спокойные клиенты. Они меньше буянят и обычно не выпячивают свои отношения».

Местные к геям относятся «вынужденно положительно»

Михаил, сдает в Симеизе жилье: «Не одобряю я всех этих дел. Против природы это как-то. Но, квартиранты геи хорошие. Часто, бывает, заходишь после них в дом и не веришь, что здесь вообще кто-то жил. Не разобьют ничего, уберут за собой. С деньгами у них тоже все в порядке. Знали бы вы, какие „шишки“ порой приезжают! Директора заводов и корпораций, политики, банкиры. Бывают известные люди. Фамилии не скажу. Для них важна конфиденциальность, а для меня – чтобы в следующий раз ко мне приехали».

Анна Золотых, продавец прохладительных напитков: «Для меня геи – такие же клиенты, как все. Вообще, хорошие ребята. С парнями часто знакомлюсь – они как подружки. Сначала было непривычно, но теперь не вижу в этом ничего необычного».

Вячеслав Андриясов, предприниматель: «Местные уже давно перестали с геями и нудистами конфликтовать. Ведь это курортники – мы на них зарабатываем. Так что относимся к ним вынужденно положительно. Реагируем только, если уже совсем наглеют: голыми в общественных местах ходят, или нужду справляют прилюдно. Но таких мало. Я не осуждаю геев, хотя не одобряю однополых отношений. Отношусь к этому отрицательно. А вообще бывают смешные моменты. Вот вчера пришла парочка парней. Видели бы вы, как они мороженым друг друга кормили! Мы здесь обхохатывались!»

По материалам крымского еженедельника «Республика»

(Прочитано 2 682 раз, 1 просмотров сегодня)




Тэги: , , , ,

Всё о том же...

Господь сурово покарал Александра Ткачева за запрет содомии       Голубые гомофобы Верховной Рады


Учебные заведения Харьковщины погрязли в педерастии и педофилии       Голый Макс Барских - пиарщики Макса Барских сели в лужу с ослиной мочой
Что можно засунуть в попу и почему натуралы чаще елозят очко       Янукович о Луценко - Он очень любил своего шофера